Арестантский уклад для детей

Нам, родителям, психологам, педагогам, казалось, что криминальные разборки, «крыши», «наезды», «отжимы телефонов», шприцы в песочницах, нанюхавшиеся клея малолетки, сожженные заживо бомжи ушли в прошлое, остались в далеких 90-х. Однако, согласно наблюдениям философов (Ксенофонт, Гегель, Маркс), история развивается по спирали. И вот мы возвращаемся в прошлое, темное, мрачное, наполненное страхом и насилием.

Новая молодежная субкультура, которая больше похожа на секту, стремительно идет с востока на запад России, покоряя сердца детей и юношей от 10 до 17 лет. Движение получило название АУЕ, что расшифровывается как «Арестантский уклад един».

Сторонники АУЕ, которым через какие-нибудь 10-15 лет мы доверим государство, чтят воровской закон, собирают дань с тех, кто слабее, отправляют собранные деньги в воровской общак (это называется «грев на зону»). А всех, кто не согласен, наказывают, порой очень жестоко. Несколько лет назад в Казани члены группировки АУЕ убили школьника, отказавшегося платить, забили насмерть его отца, избили мать, ограбили квартиру. И только после этого были арестованы.

Об этом движении впервые заговорили в 2016 году, когда группа подростков АУЕ атаковала полицейский участок в Забайкалье. Движение захватило Сибирь, часть Дальнего Востока. К примеру, в Чите, по опросам социологов, большая часть молодежи активно причисляет себя к АУЕ.

Что же правоохранительные органы? Любопытно, что полицейские сами зачастую становятся жертвами агрессивных сектантов от криминала. В Челябинске пару лет назад на фестивале красок толпа подростков напала на автомобиль полицейских, обеспечивавших порядок. Машину облили краской, пинали ее и выкрикивали оскорбления в адрес правоохранителей. Стражи порядка вынуждены были уехать. Полицейских тоже можно понять: справиться с бандами без применения оружия порой невозможно, до суда дела несовершеннолетних доходят редко: мало кто осмеливается писать заявления на сверстников, ведь можно стать изгоем в своей среде.

Родители, глядя на бездействие полиции, сами учиняют самосуды, как, например, в поселке Новопавловка Читинской области. Думаю, все помнят историю, произошедшую совсем недавно в городе Большой камень. Пятиклассника, терроризировавшего всю округу, родители обмакнули в унитаз. И хотя это «не наши методы», порой только они могут помешать разгулу молодежной преступности.

Так в чем же причина ухода молодежи с протоптанной дороги к «социальному лифту» – на скользкую, криминальную? О.М. Давыдова в статье «Специфика работы с девиантными подростками в России» эти причины называет:

  1. низкий, порой нищенский уровень жизни населения, расслоение богатых и бедных;
  2. трудности, которые встают перед молодыми людьми при попытке самореализации и получения общественного признания;
  3. ограничение социально приемлемых способов получения высокого заработка для молодых (безработица, инфляция, социальная напряженность).
  4. Тот же автор предлагает следующие способы решения ситуации:
  1. педагогическая защита, направленная на сокращение причин, ведущих к девиантному поведению;
  2. деятельность служб социально-педагогической помощи.
  3. Но, по первому пункту: а кто защитит самих педагогов, если даже полицейские порой покидают место происшествия? А по второму пункту… Действия социальных служб, особенно ювенальной юстиции, кажутся мне однобокими и ущербными. Криминал остается в тени.

В критикуемые многими советские времена милиция трудных подростков достаточно быстро брала под свой контроль. И это не было формальностью.

Ставят ли «трудных» на учет сейчас? Да. Основанием для постановки являются: систематическое употребление наркотиков или алкоголя, условный срок, нахождение под следствием, покидание учреждений типа интерната или детского дома, нарушение закона до совершеннолетия. Но в связи с замалчиванием проблемы и нежеланием полиции входить в клинч с бандами малолеток, на мой взгляд, криминогенная ситуация в стране ухудшается.

Как уже отмечалось, АУЕ захватывает прежде всего периферию. И нетрудно заметить, что оккупированы самые неблагополучные с экономической точки зрения регионы.

Но есть ли подобное движение в нашем округе? Да, к сожалению. Так, в сентябре прошлого года группа подростков разгромила один из продуктовых ларьков в Нефтеюганске.

В октябре 2018 полиция округа начала проверку по факту истязания двух подростков в Ханты-Мансийске. Одного пытали паяльником, другого насиловали. Все сопровождалось выкриками на лагерном жаргоне, а затем было выложено в соцсеть.

С апреля по октябрь 2018 года группировка подростков угоняла машины, совершала разбои, кражи и поджоги (всего 37 эпизодов). К чести наших полицейских отметим, что виновные задержаны, состоялись суды.

Но движение ширится, адептов у секты с каждым днем все больше. Я лично неоднократно слышал выкрики про АУЕ на улицах и в парках нашего города: может, кричали в шутку, а может, и нет…

Полагаю, что дело здесь не в педагогах, не в воспитателях и даже не в полицейских (к каждому подростку инспектора не прикрепишь). Дело в тех непростых социальных условиях, в которых находятся многие подростки. Они зачастую не имеют возможности самореализоваться: спортивные секции, творческие студии, кружки́ – за деньги.

Часто у детей нет возможности общаться с людьми, добившимися успеха, но при этом не имеющими криминального прошлого. Напротив, бывшие зеки живут рядом, а значит, имеют возможность продвигать свои ценности, идеализировать уголовный мир. Им в помощь – шансон из всех щелей и НТВ из всех телевизоров.

Так криминал получает «свежую кровь» и «пушечное мясо». Да только некому рассказать подросткам, что эта воровская романтика – обман, что ее в уголовной среде нет, а есть только грязь, насилие и страх (очень доходчиво об этом написано у Варлама Шаламова в «Колымских рассказах»).

Кроме того, почему-то подростки убеждены, что, оказавшись на зоне, они станут криминальными авторитетами, ворами в законе. И это не так. Воров в законе единицы, остальные им подчиняются, не имея права на самостоятельные решения.

В эту секту легко попасть, но трудно из нее выбраться. И вот об этом детям нужно рассказывать с самого раннего возраста.

Виктор Гаврилов

 

Напишите комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.