Чапаев на белом коне или Как раскрасить Дубровского…

 Может быть, это и легенда, но знаете, как во время Великой Отечественной войны вычисляли шпионов и диверсантов? Не немцев, а наших, но уехавших за границу во время революции, а затем начавших сотрудничать с фашистами, вернувшихся в страну в качестве агентов…

Эти люди хорошо знали русский язык, литературу, историю. А «прокалывались», казалось бы, на пустяке. Перед подозрительным дядей раскладывалась картошка и задавался прямой вопрос: «Где должен быть командир?» Любой мальчишка в СССР той поры был воспитан на фильме «Чапаев» (1934 г.), знал его наизусть. (Говорят, что даже товарищ Сталин посмотрел этот фильм 38 раз). Так вот, правильный ответ на вопрос о командире был, конечно: «Впереди, на белом коне!» Но человек, проживший за границей 20 лет, этого не знал и не мог знать. Он был выключен из социума и не владел новым культурным кодом.

К чему я вспомнил этот пример? Вот что меня беспокоит: чем больше я разговариваю с моей дочерью-шестиклассницей, тем больше убеждаюсь, что между нами возникла и все расширяется культурная пропасть.

Нынешнее поколение юных общается на какой-то особой волне. Они словно инопланетяне, они похожи на ребят из повести А. и Б. Стругацких «Гадкие лебеди». А я чувствую себя безнадежно отставшим Виктором Баневым, главным героем этого произведения.

Дочь рассказывает о совершенно незнакомых мне современных героях-блогерах, стримах на ютубе, при этом использует слова, которых я не понимаю: хейтить, чилить, рофлить, клик-бейт, челлендж, пруф, оффнись и т.д. И дело здесь вовсе не в сленге, который есть у каждого поколения. Дело в культурном разрыве, который произошел между поколениями. Ведь если я цитирую что-то из любимых моими сверстниками фильмов «Москва слезам не верит», «Любовь  и голуби», «Девчата», «Белое солнце пустыни» и т.д., она не понимает, к чему это и откуда.

Иными словами, нарушилась преемственность поколений, культурная традиция (если сравнить ее с цепью) потеряла несколько звеньев. Язык, классическая литература, история уже не являются тем цементирующим раствором, который обеспечивает плавность передачи культурных и нравственных ценностей от поколения к поколению. У нас нет общей точки опоры с молодыми, нам все труднее найти пресловутые «скрепы».

Руководство страны, очевидно, понимая сложившуюся ситуацию, видя, как легко поддаются наши дети манипуляциям извне, перестают быть патриотами, предложило Минпросвещения России совместно с Минкультуры России «рассмотреть вопрос об изучении наследия отечественного кинематографа в рамках реализации основных общеобразовательных программ». Об этом сообщается в тексте поручений, опубликованных на сайте Кремля. Доклад по этому вопросу должен быть представлен до 1 июня 2021 года. Ответственными назначены министр просвещения Сергей Кравцов и министр культуры Ольга Любимова.

Убежден, что инициатива эта для нашего общества будет являться если не панацеей, то средством воссоединения поколений. Советский кинематограф в лучших своих образцах обладает колоссальным эстетическим, образовательным и воспитательным потенциалом. Возможно, нам удастся вернуться к общему культурному коду и, имея ввиду одни и те же базовые понятия, поговорить с детьми на одном языке о проблемах, которые существуют.

В общеобразовательных программах по литературе, истории, географии, биологии, уверен, найдется место для обсуждения классики отечественного кино по соответствующей тематике.

Но внедрение такого рода новшества должно осуществляться постепенно, без принуждения. Иначе получится как у моей знакомой, школьной учительницы. Она предложила учащимся посмотреть замечательную экранизацию произведения А.С. Пушкина «Дубровский» (реж. А.В. Ивановский, 1936 г.). Дети, вроде, начали смотреть, но вскоре отказались досматривать.

Почему? – «Он же черно-белый!»

 

Виктор Гаврилов

 

Напишите комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *