стрельба

Керченский Колумбайн: кто виноват и что делать?

ГавриловВиктор Гаврилов, кандидат педагогических наук, доцент кафедры филологического образования и журналистики СурГПУ

Массовое убийство в Керчи шокировало россиян. Стали выдвигаться различные версии о мотивах, которые толкнули подростка к такому шагу, в обществе возникла дискуссия о том, что нужно сделать для предотвращения подобных трагедий в будущем.

Что касается причин, то здесь все непросто. Владислав Росляков, подозреваемый в массовом убийстве в политехническом керченском колледже, рассказывал своей подруге о планах «устроить Колумбайн», однако девушка ему не поверила. Об этом она рассказала в интервью журналистам KP.Ru. По ее словам, их обоих недолюбливали однокурсники. Росляков считал, что окружающие его ненавидят, говорил о «злых преподах».

Для справки:

Массовое убийство в школе «Колумбайн» (англ. Columbine High School massacre) — спланированное нападение двух учеников старших классов школы «Колумбайн» невключённой общины Колумбайн округа Джефферсон, штат КолорадоЭрика Харриса и Дилана Клиболда на остальных учеников и персонал этой школы, совершённое 20 апреля 1999 года с применением стрелкового оружия и самодельных взрывных устройств. Нападавшие ранили 36 человек, из них 13 — смертельно. После этого оба нападавших покончили жизнь самоубийством, застрелившись.

Юрий М. — ровесник Рослякова – рассказал, что родители убийцы больше 10 лет состояли в церкви «Свидетелей Иеговы» (в прошлом году Верховный суд запретил ее деятельность в РФ, организация признана экстремистской).

Возможно, у Рослякова были психические отклонения. Тогда как он получил разрешение на оружие? Может, это такой способ самоубийства, или он хотел славы Герострата?..

За комментарием мы обратились к руководителю психологический службы СурГПУ Галине Васильевне Верхоглядовой:

«Что подтолкнуло человека к такому ужасному поступку: несчастная любовь, буллинг в колледже, межличностные конфликты или психические нарушения? Доподлинно это неизвестно и, возможно, так и останется невыясненным. Однако  какими бы ни были причины, наверняка были внешние проявления в поведении, поступках, словах этого человека, которые явно или косвенно указывали на неблагополучие, вызывали сомнения в его адекватности. К таким признакам можно отнести демонстративную или скрытую агрессию, вспышки гнева, навязчивые состояния, отчужденность от реальности, внезапную десоциализацию. Окажись рядом неравнодушный, кто забил бы тревогу, обратил внимание специалистов, педагогов, врачей,  возможно, трагедии можно было бы избежать. Я не призываю подозревать всех и каждого в каких-то нарушениях, а прошу быть внимательными к близким окружающим вас людям, иногда просто возможность высказаться, интерес и дружеская поддержка могут исправить многое».

Что ж, давайте обсудим предложения. Прежде всего, по мнению  специалистов, необходимо создать позитивную школьную среду, которая защищает всех учащихся и взрослых от издевательств, дискриминации, домогательств и нападений.  Для этого, в частности, предлагается сократить практику дисциплинарных наказаний учеников и закрепить за школами профессиональных психологов и психиатров, которые будут противодействовать издевательствам и травле и выявлять склонных к насилию лиц.

стрельба

После расстрела многие стали говорить об ужесточении контроля за обращением с оружием и взрывчатыми веществами, об усилении охраны образовательных учреждений, о блокировке интернет-ресурсов, пропагандирующих экстремизм и насилие. Вновь загремели обвинения в сторону Запада (ведь там все началось), массовой культуры вообще и пр.

Но где гарантия того, что мальчики и девочки, которых травят в школе, не захотят прервать издевательства таким же способом? Как говорил Жванецкий, «может, что-то в консерватории подправить?»

И интернет с оружием тут ни при чем. В середине 80-х годов был случай. Юноша с ружьем пришел в школу, чтобы убить одноклассника, который над ним издевался. И убил. Тогда не было ни интернета, ни пособий по изготовлению взрывных устройств, ни сообществ имени Колумбайна. А был мальчик, которого травил одноклассник.

Однако и вставать на сторону тех, кто кричит о деградации нашего общества, о том, что потеряны нравственные ориентиры, я не собираюсь. В городе-герое Керчи были современные герои, мученики, что теперь становится очевидным. Мученики, потому что они исполнили главную заповедь: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за други своя». Так, во время стрельбы в колледже помешать нападающему Владиславу Рослякову пытался преподаватель информатики Александр Моисеенко. В результате мужчина погиб.

Одно из российских информационных агентств ТАСС рассказывает со ссылкой на студента техникума Артура Колесника о мужественной смерти четверых первокурсников, которые отвлекли внимание стрелка от пробегавших за его спиной девочек. «Когда началась эта трагедия, ребята стали забрасывать его камнями, потому что за его спиной отходили другие дети, группы преимущественно девочек, — рассказал очевидец. — Ребята решили вызвать огонь на себя, чтобы он отвлекся. И все вчетвером погибли».

Женщина-педагог защищала  детей, не пускала убийцу в аудиторию, преграждала ему путь.

Нет, российское общество не испорчено. В нем есть нравственные силы, есть добро. Есть герои. И таких, конечно, несравнимо больше, чем отморозков. Но то, что подросткам порой не хватает теплоты, внимания в образовательных учреждениях – это факт.

Часто в студенческих группах провожу модерационный семинар по целеполаганию. Одна из важнейших причин, почему юноши и девушки посещают наш университет, – общение. Человек – животное социальное (с Ницше трудно спорить). Человек не может жить один. Но подлинное общение – это не склоки, не выяснение отношений, не «Дом-2». Оно предполагает взаимопонимание, поддержку, возможность выразить себя. А теперь зададимся вопросом: «Всегда ли школы, ссузы и вузы такую возможность детям предоставляют?» Ответ очевиден: когда в учебных учреждениях зачастую не учат и не воспитывают, а оказывают «образовательные услуги», появление стрелков, подобных креченскому, отчасти объяснимо. Как объяснима и «Памятка для родителей первоклассников», не так давно всколыхнувшая педагогическую общественность. Напомню, что составители памятки бездумно называют школу «авторитарной структурой» и призывают родителей первоклассников не дожидаться, что их чада полюбят учителя в начальной школе и что детям будет комфортно и приятно учиться в данных учебных заведениях. Совершенно очевидно, что авторы вряд ли способны воспитать чутких, нравственных, способных созидать граждан России.

Но ведь эта памятка – наше отражение в зеркале действительности, а «на зеркало неча пенять», как говорил Н.В. Гоголь. Можно зеркало разбить, но ничего не поменяется в мире. А можно поменять себя. Изменить отношение к людям.

Я очень люблю высказывание св. прп. Серафима Саровского: «Спасись сам, и тысячи вокруг тебя спасутся». Нужно начинать в себя. В этом я глубоко убежден. Нужно каждый день, идя «в люди», экзаменовать себя, строго и непредвзято, с чем ты идешь, есть ли у тебя что доброе за душой.

Спаситель во время Нагорной проповеди говорил своим последователям:  «Вы — соль земли. Если же соль потеряет силу, то чем сделаешь ее соленою?»  Увлеченные педагоги, неравнодушные родители, позитивные одногруппники (одноклассники) – это и есть соль земли, которая не дает нашему обществу подвергаться тлению.

Напишите комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *