От табуретки к доске «Миро»

Что изменилось в российской школе за 10 лет?

 Мало кто об этом задумывается, но мы разменяли третий десяток XXI века. А это, согласитесь, кое-что значит! Журнал «Югорское детство» в этой связи решил подвести некоторые итоги и поразмышлять над тем, как изменилось российское образование за последнее десятилетие. А задуматься есть над чем.

  1. Появились рабочие тетради. По внешнему виду они напоминают учебники с мягкой обложкой, но внутри имеются выделенные области, которые необходимо заполнять от руки. В заданиях не нужно расписывать длинные предложения – достаточно только вписать нужное слово или цифру. Поэтому многие считают, что подобные тетради не развивают письменную речь и творческое мышление обучающихся. В этом есть доля правды, думаю, все хорошо в меру.
  2. Родители активно вовлечены в процесс обучения своих детей. С одной стороны, это неплохо. Родители в курсе жизни класса, учебных дел своего чада. Они помогают при подготовке презентации, доклада, поделки и пр. Но с другой – это значит, что программы усложнились, школа привлекает родителей как помощников, поскольку педагоги не в состоянии сами вместе с учениками выполнить все требования. Особенно ситуация усугубилась «на дистанте».
  3. Обучение по новым методикам. С 2014-го года в начальной школе внедряются новые учебно-методические комплексы, которые должны предоставить детям необходимый объем базовых знаний за полные четыре года (прежние комплексы признаны устаревшими). Педагоги опасаются, что новые стандарты будут хуже. Например, в еще работающих правилах, есть три вида результатов, к которым должны прийти дети: предметные – связаны с содержанием конкретной учебной дисциплины, метапредметные, общие для всех дисциплин (например, поиск информации) и личностные (духовное развитие ребенка). В новых стандартах указаны эти результаты, но достигать их можно по-разному — есть примерный план, но содержанием каждый учитель наполняет его самостоятельно. Понятно, что педагоги будут понимать свою роль в этом процессе по-разному.

Также отметим, что, начиная со второго класса, иностранный язык включен в перечень обязательных предметов. Считаю, что это очень хорошо: чем раньше дети начнут его изучать, тем лучше усвоят.

Отныне уроки труда называются технологией, а уроки природоведения – «Окружающий мир». Последний предмет будет включать правила противопожарной безопасности, сведения о российской символике и изобретение велосипеда. Очень жаль! Нет, я не против всего вышеперечисленного, но жаль, что теперь мальчика не научат тому, как сколотить табуретку или выпилить разделочную доску, а девочка не научится в школе печь пирог или варить суп. Видно, западная унификация добралась и до российской школы.

Здорово, что в младших классах появился предмет «Шахматы». Вспомните: в советское время все читали книги (этому способствует проект «Успешное чтение») и играли шахматы. Итог – первые в космосе, великая страна с мощной экономикой. Одним словом, для России снова забрезжили светлые перспективы.

В старшие классы с 2018 года вернули астрономию. Обеими руками — за! Теперь выпускники не будут отстаивать теорию «плоской Земли» и доказывать, что Солнце вращается вокруг нашей планеты (а такое встречалось частенько).

Также появилась сравнительно новая дисциплина под названием «Основы светской этики» (или «Основы религии»). Неплохая вещь в условиях национального и религиозного разнообразия нашей страны.

  1. Про деньги. В школе ничего бесплатного, кроме основного образования, не осталось. Родители покупают учебные принадлежности (тематические тетради, новые учебники, материалы для изобразительного искусства и технологии), украшают класс, оплачивают проведение дополнительных занятий, экскурсионные поездки и организацию детских праздников, платят за питание. Многие дополнительные занятия в школе платные.
  2. Введение электронных дневников. Постепенно вводят электронную версию дневника, который без проблем можно будет просматривать в онлайн-режиме (например, с компьютера, планшета или смартфона). Родители самостоятельно смогут контролировать успеваемость ребенка и будут видеть, какие задания необходимо выполнить на дому. Это, вероятно, неплохо (теперь нерадивый ученик не выдернет страничку с двойкой из бумажного дневника). Хорошо бы еще, чтобы это все не зависало и не взламывалось хакерами.
  3. Новые технологии. Учебники в планшете – дело ближайшего будущего. Учитель в школе имеет возможность выйти в Интерент, пользуется на уроках интерактивной доской, которая дает возможность демонстрировать не только текст, но и картинки, видео, транслировать музыку. Появилось доска «Миро». О таких возможностях прежде можно было только мечтать. Меня беспокоит только, как бы наши дети не разучились писать ручкой и не забыли, как выглядит бумажная книга.
  4. 7. Многонациональный состав учеников. В крупных населенных пунктах приблизительно четверть всех учащихся – дети из других стран. Далеко не все дети владеют русским языком на достаточном уровне. И тут педагогу не позавидуешь. Что делать с такими детьми, ведь они тянут класс назад?

То же касается инклюзивного образования. Сейчас реализуется национальный проект «Образование» подпроект ­– создание инклюзивной среды, в которой могут заниматься дети с разными образовательными потребностями. Педагогу одному не справиться: поэтому в школах появляются тьюторы, задача которых помогать «особым» детям на уроках. А в плане воспитания — это неплохо: дети учатся жить и работать с разными людьми, учатся доброму отношению к тем, кто отличается от них.

  1. Про выпускные экзамены. ЕГЭ в России внедряется почти 20 лет. Видимо, под напором критики родителей и педагогической общественности Министерство образования уменьшает в последние годы количество тестовых заданий в экзаменах, добавляет объем устной и письменной работы. В ОГЭ добавили изложение по русскому языку и в целом в экзамене стало больше практики. Добавили (с подачи президента) «декабрьское сочинение» по литературе – оно дает допуск к основным экзаменам. Это очень хорошо. Замечаю, что многие современные школьники двух слов в предложение связать не могут, про устную речь вообще молчу.

Как видим, за последние 10 лет изменений в российском образовании появилось немало. Будут ли они полезными – покажет время. Но знаете: где-то в СМИ прочитал фразу-прогноз: «Все, что может быть оцифровано, будет оцифровано». Не получится ли так, что в скором времени оцифрованные копии наших детей будут ходить в оцифрованные школы, где их будут обучать оцифрованные педагоги? Очень похоже на детскую страшилку. Надеюсь, что она не сбудется.

Виктор Гаврилов

 

 

 

Напишите комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.